Отображение сетевого контента Отображение сетевого контента

Книга — путь к звездам. Что читали Циолковский, Королёв и Гагарин?

09.04.2021

12 апреля 1961 года - 60 лет назад под руководством гениального Главного конструктора ракетно-космических систем Сергея Павловича Королёва Первый советский космонавт Юрий Гагарин на космическом корабле «Восток-1» впервые в мире совершил полёт в космос.

Интересно, какими были эти удивительные люди, открывшие людям дорогу к звездам – в космос; кто были их любимые писатели - первооткрыватели и учителя; какими книгами они зачитывались, на кого равнялись и кому подражали в них, кому сочувствовали и переживали; что формировало их мировоззрение, открывало и оттачивало их талант. Обо всём об этом мы предлагаем вам узнать из подготовленных материалов.

 

Великий ученый Константин Эдуардович Циолковский – первопроходец в области изучения космоса, русский и советский ученый-самоучка, изобретатель и школьный учитель. Он являлся основоположником теоретической космонавтики. Обосновал использование ракет для осуществления полетов в космос.

Читать Циолковского учила мать, а складывать их в слова он наловчился сам. Причём читать учился не по букварю или псалтыри, как было принято в те годы, а по «Сказкам» Афанасьева, первое издание которых только что вышло в Москве. Впоследствии Циолковский перечитал всю отцовскую библиотеку. Циолковского в 12-летнем возрасте отдали в классическую гимназию, но и учиться было нелегко. Окончил только два класса мужской гимназии. После отчисления из гимназии он нигде более не учился, но упорно занимался самообразованием.

Константин Эдуардович написал в рукописи «Фатум»: «Учиться в школе я не мог. Учителей совершенно не слышал или слышал одни неясные звуки. Но постепенно мой ум находил другой источник идей – в книгах...». В отличие от гимназических учителей книги щедро оделяют его знаниями и никогда не делают ни малейших упреков. И странное дело – то, что с таким трудом доходило на уроках в гимназии, после размышлений над книжными страницами становилось простым и понятным. «Я, не останавливаясь, думал, исходя из прочитанного. Многого я не понимал, объяснить было некому и невозможно при моем недостатке. Это тем более возбуждало самодеятельность ума...». Экзамены в Рязанской мужской гимназии он всё же сдал экстерном, что позволило поехать в Москву. 

В Москве местом занятий стала единственная бесплатная библиотека того времени – Чертковская публичная. В ней, в качестве помощника библиотекаря, работал Николай Фёдорович Фёдоров, философ и меценат, основоположник русского космизма. Юный Константин Циолковский получал под его руководством образование, которое можно было сравнить с университетским. Все сэкономленные денежные средства он предпочитал тратить на покупку книг, химических препаратов для опытов и приборов.

За три года в библиотеке Циолковский самостоятельно освоил всю гимназическую программу и большую часть университетской. Он изучил физику и начала математики, а затем постиг высшую алгебру, дифференциальное и интегральное исчисление, сферическую и аналитическую геометрию, астрономию, химию и механику и все это самостоятельно. Активно занимался изучением журналов, в которых публиковались публицистические и научные статьи. Штудировал каждый номер «Современника» и «Отечественных записок»: там рассказывали о последних достижениях русской и зарубежной научной мысли. Увлеченно читал произведения Шекспира, Тургенева, Льва Толстого (особенно ценил «Отцов и детей»), романы Жюля Верна и Герберта Уэллса. Охотно и увлеченно читал вслух рассказы А.П. Чехова, стихи и поэмы Н.А. Некрасова, басни И.А. Крылова.

И не случайно среди книг, прочитанных им, оказался трехтомный труд Франсуа Жан Араго «Биографии знаменитых астрономов, физиков, геометров» и четырехтомная «Общедоступная астрономия». Переведенная на русский язык сто лет назад – в 1861 году, она произвела на Циолковского большое впечатление. Именно ней прочел он: «Если спросят, могут ли на Солнце существовать обитатели, организованные подобно жителям Земли, то я немедля дам утвердительный ответ».

Именно в Боровске в 1887 году Циолковский написал свое первое научно-фантастическое произведение – небольшую повесть «На Луне».

Гениальному ученому был интересен не один лишь космос: Циолковский искал «формулу» совершенного уклада общества и его духовного мира, воображая утопические картины коммунистической системы. В сюжетах его произведений «Горе и гений», «Нирвана», «Ум и страсти», «Монизм Вселенной» красной нитью проходила тема психофизических возможностей познания человека, о роли гениев и незаурядных лиц в общественном прогрессе.

 «Сбываются замечательные предсказания Циолковского о полётах ракет и о возможности вылета межпланетное пространство…Константин Эдуардович был человеком, жившим намного впереди своего века, как и должно жить истинному и большому учёному» написал о нем гениальный Главный конструктор ракетно-космических систем Сергей Павлович Королёв.

Подробнее см. здесь

Как-то раз в библиотеке Сергей натолкнулся на книги и журналы, рассказывающие о зарождении авиации планеризма. И неожиданно для себя Сережа понял, что планер – самый доступный путь в небо, и загорелся желанием построить его. Знания по планеризму, истории авиации юноша приобрел самостоятельно, читая все книги, которые только мог достать. Он прочел их массу, только на немецком языке – двадцать шесть.

В один из майских дней Сергей вместе с приятелем отправились на выставку межпланетных аппаратов, где он получил одну из книг К. Э. Циолковского, «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Книга произвела на Королева двойственное впечатление: с одной стороны, очевидная фантастика, с другой – точные расчеты, убеждающие в осуществимости ее. Но больше всего его поразила уверенность, с которой К. Э. Циолковский утверждал возможность познания Вселенной, ее освоения для пользы человечества.

Имена К.Э.Циолковского и С.П.Королева неразрывно связаны между собой. Учитель и Ученик. В 1929 г. Королев впервые познакомился с трудами Циолковского и впоследствии не раз обращался к ним, многократно перечитывал их. Королев, выделяет одну из отличительных особенностей многих работ Циолковского: «чрезвычайная насыщенность их фантазией, двигающей вперед науку». Они являлись образцом и для самого Сергея Павловича. Чтобы найти верные, отвечающие времени решения, он обращается к книгам своего учителя. Более двух десятков прижизненных изданий Циолковского было в библиотеке Королева.     

Современники вспоминают, что Сергей Павлович не один раз читал и искренне восхищался «Войной и миром» Толстого, любил «Маленькие трагедии» Пушкина, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя и стихи Есенина. Сергей Павлович любил стихи и за красоту звучания, за завораживающую ритмику, но главное за глубину мысли, кото­рая таится в коротких строках. Осенью 1947 г. в Капустином Яре он напишет: «Так устроена жизнь человеческая, как свечадунул, и нету». Пронзительные стихи Ф.И.Тютчева «Silentium!» («Молчание») в автографах Королева омского периода — это просто какое-то провиденческое духовное единение сквозь века великих русских людей. Знал ли Сергей Павлович, что особенно любимый им писатель Лев Толстой сказал однажды об этом стихотворении: «Что за удивительная вещь! Я не знаю лучшего стихотворения», а в при­надлежащем Льву Николаевичу сборнике стихотворений Ф.И.Тютчева «Silentium!» отмечено буквой «Г» (Глубина). Оно же было излюбленным стихотворением Д.И. Менделеева.

9 октября 1957 г. через пять дней после запуска первого в мире ИСЗ в «Правде» были напечатаны стихи Юрия Коринца «Разговор со спутником». Сергей Павлович хранил газетную страницу с этими стихами:

И еще, Сергею Павловичу очень нравился художественный фильм «Всё остаётся людям», снятого по одноименной пьесе, и заключительные слова главного героя: «Всё остаётся людям, и в этом оставшемся — моё забвение или моё бессмертие!»

Церемония открытия памятника конструктору Сергею Королеву и космонавту Юрию Гагарину в Королеве, 12 января 2017 года

Подробнее о С.П. Королёве

Любовь к книге Юрию Гагарину и другим своим детям привила мать – Анна Тимофеевна. Часто мама Юрия Гагарина вспоминала свою первую награду – книгу Марка Твена “Приключения Тома Сойера”, которой её наградили за хорошую учёбу. Позже, увидев эту книгу в магазине в Гжатске, она купила её своим детям. Несмотря на тяжёлую физическую работу и нехватку времени даже на сон, Анна Тимофеевна всегда откликалась на просьбу детей почитать книжку на ночь. Став взрослым и продолжив учебу в Люберцах, а потом и в Саратове, будущий первый космонавт каждую свободную минуту отдавал книге.

Я любил Овода, но Маресьева полюбил сильнее. Он был моим современником, жил вместе с нами на одной земле, и мне хотелось встретиться с ним, пожать его мужественную руку…» - говорил Юрий Гагарин.

В юности любимыми книгами Юрия Гагарина были романы Жюля Верна, фантастика Герберта Уэллса, детективные рассказы Конан Дойла. Гагарин вспоминал, что «чтению отдавал почти все свободное время. Романы и повести старался выбирать из жизни летчиков». Как потом рассказывала его дочь Елена, одной из самых любимых книг отца был роман Антуана де Сент-Экзюпери «Ночной полет»: «Он любил говорить с нами о книгах и о литературе, он любил читать нам стихи. Он знал очень много стихов наизусть, и ему нравилось, когда мы тоже заучивали их. Он очень хорошо знал Пушкина, а также Твардовского и Исаковского – это поэзия, связанная с войной. Он любил самую разную литературу: Лермонтова и Сент-Экзюпери, например. Он любил читать нам вслух, очень громко. Тогда нам трудно было это понять, но ему все равно нравилось этим заниматься».

Гагарин читал очень много. «Я вспоминаю книги Островского и Толстого, Горького и Пушкина, Маяковского и Шолохова и говорю: спасибо Вам, мои любимые писатели, первооткрыватели и учителя, наставники и товарищи! Спасибо вам за всё: за вдохновение, за школу, за уроки жизни!..» Эти слова Юрий Гагарин написал в 1963 году.

Любимой книгой Гагарина была «Маленький принц» Антуана де Сент Экзюпери. Перелистывая ее, он сказал: «Великий летчик и писатель на первый взгляд создал крошечную, затерянную в космосе планету и ее трудолюбивого, рачительного хозяина. Но до чего же все это до боли напоминает нашу Землю! По-настоящему я понял это после того, как всего за сто восемь минут облетел нашу огромную и в то же время крошечную планету… Я понял, как она мала и совершенно беззащитна и от людей, и от возможных пришельцев из космоса. Это предвидел фантаст Экзюпери. Невольно хочется сказать землянам - возьмите в руки метлы и тщательно убирайте мусор со своей планеты и не забывайте поливать свои любимые цветы. Все мы обязаны беречь этот дар природы. Глядя в иллюминатор на Землю, я понял, что ответственен за нашу планету…»  И Юрий Алексеевич прочитал несколько строчек из своей любимой книги - это были слова Маленького принца о своей планете, на которой растет его любимая Роза: «Она такая слабая и такая простодушная! У нее только и есть, что четыре жалких шипа, больше ей нечем защищаться от мира». «А наша Земля с большой высоты похожа на прекрасную розу, - продолжил он и добавил: - Надо к природе нашей относиться, как дети относятся - бережно». И зачитал еще из Экзюпери: «Ведь все взрослые сначала были маленькими детьми. Только мало кто из них об этом помнит…»